ВС РФ: блокировка карты после подозрительного платежа из соцсети может быть законной

2a006fb3703074f0e9aab6fea491ae41

Chayanin Wongpracha   /   Shutterstock.com

Пoслe «сoмнитeльнoгo» пeрeвoдa дeнeжныx срeдств нa счeт клиeнтa бaнк впрaвe зaблoкирoвaть eгo бaнкoвскую кaрту и oткaзaть в прoвeдeнии бaнкoвскиx oпeрaций пo счeту, eсли этo сooтвeтствуeт услoвиям дoгoвoрa и прaвилaм внутрeннeгo кoнтрoля бaнкa. A eсли oткaз в прoвeдeнии бaнкoвскиx oпeрaций был нeзaкoнным, тo бaнк oбязaн уплaтить нa сooтвeтствующую сумму прoцeнты пo   ст. 395   Грaждaнскoгo кoдeксa, при этoм пoтрeбитeльскaя нeустoйкa пo   п. 5 ст. 28 Зaкoнa РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей» (далее – закон о защите прав потребителей) не начисляется. На это прямо указал Верховный Суд Российской Федерации, рассматривая спор между гражданином – владельцем заблокированной карточки и банком-эмитентом (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 24 октября 2017   г. №   11-КГ17-23).

Банк заблокировал карту своего клиента после того, как на его счет поступил перевод от некоей организации с назначением платежа – «возврат неиспользованных средств из социальной сети». Перевод был значительным – чуть более 70 тыс. руб. О блокировке карты клиент узнал в тот же день из смс-сообщения.

Следующие несколько недель клиент неоднократно обращался в банк с претензией и требованием, во-первых, зачислить на его счет поступивший платеж, а во-вторых, расторгнуть договор банковского счета и перевести весь остаток денежных средств в другую кредитную организацию. Спустя почти два месяца банк зачислил «подвисшие» деньги на счет клиента, а затем и перевел их в другой банк.

Рассерженный клиент обратился за защитой в суд. Банк оправдывался тем, что спорные операции, по мнению службы финансового мониторинга банка, являлись подозрительными, потому что:

  • юридическое лицо, осуществившее «возврат неиспользованных средств из соцсети» зарегистрировано по адресу массовой регистрации, причем сравнительно недавно;
  • это юрлицо уже и ранее переводило этому же гражданину аналогичную сумму с аналогичным назначением платежа, что свидетельствует об использовании счета банковской карты в предпринимательских, а не личных, целях. К тому же клиент прошлый перевод моментально обналичил;
  • наконец, указанное юрлицо сделало аналогичные переводы еще и другим шестнадцати физическим лицам. В один день. На общую сумму свыше миллиона рублей. Банк был вынужден заблокировать карты и приостановить операции по счету у всех этих клиентов;
  • поэтому – полагает банк – спорные зачисления осуществлялись в целях легализации криминальных доходов или финансирования терроризма по схеме «обналичивания» средств через карты и текущие счета физических лиц;
  • сами спорные денежные средства были зачислены на карту, но вот расходные операции приостановлены на время – до предоставления клиентом документов, подтверждающих источник происхождения денежных средств и экономический смысл операций; кстати, они так и не были представлены банку.

Однако в суде банк не нашел поддержки. Там рассуждали следующим образом:

  • ГК РФ   допускает   ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, в случаях, предусмотренных законом. В частности, антиотмывочное законодательство   разрешает   приостанавливать операции на неделю, но   требует   уведомлять об этом Росфинмониторинг в ближайшие три рабочих дня, при этом дальнейшая приостановка операции возможна только по указанию Росфинмониторинга;
  • в настоящем деле банк не сообщил в Росфинмониторинг о приостановке операций и, соответственно, не получил от последнего никаких распоряжений о дальнейшем ее продлении. Незаконность банковской операции своего клиента банк не доказал. И не доказал факт запроса у клиента документов, подтверждающих экономический смысл сделки. Следовательно, банк должен был возобновить операцию по счету клиента по истечении пяти рабочих дней;
  • поскольку он этого не сделал, то действовал неправомерно.

На этом основании – и в соответствии с нормами закона о защите прав потребителей – с банка была взыскана   неустойка   в размере 3% суммы вклада за каждый день просрочки,   моральный вред   и   штраф   в половинном размере от всего вышеперечисленного (в целом, размер присужденного был в полтора раза больше «подвисшей» на два месяца суммы перевода).

Апелляционный пересмотр оставил решение суда в силе, при этом суд дополнительно указал, что и карту банк заблокировал неправомерно, так как:

  • блокирование (замораживание) безналичных денежных средств – это адресованный владельцу и другим лицам запрет осуществлять операции с денежными средствами, принадлежащими организации или физическому лицу, которые либо подозреваются в причастности к экстремистской деятельности или терроризму, либо включены в специальный перечень. А банк, разумеется, не доказал, что владелец карты относится к какой-то из этих категорий.

ВС РФ с этими судебными актами не согласился, и вот почему:

  • Закон о национальной платежной системе   разрешает   банку блокировать банковские карты по своей инициативе при нарушении клиентом порядка использования карты в соответствии с договором;
  • а согласно условиям действующего между сторонами договора, клиент поручает Банку блокировать карту без предварительного согласования с клиентом при выявлении подозрительных/мошеннических операций по карте, в том числе при появлении риска нарушения законодательства РФ;
  • все банки   обязаны   разрабатывать правила внутреннего контроля с учетом   требований   Банка России. При этом соответствующие правила внутреннего контроля данного банка предписывают проводить постоянный мониторинг осуществляемых клиентом сделок (причем независимо от их суммы), выявлять клиентов, деятельность которых может быть связана с отмыванием доходов, а также ограничивать таким клиентам предоставление банковских продуктов/услуг, в том числе блокировать банковские карты. Следовательно, если проводимая операция – независимо от ее суммы – квалифицируется в качестве сомнительной, банк вправе заблокировать банковскую карту и отказать клиенту в совершении операции до прекращения действия обстоятельств, свидетельствующих о риске нарушения законодательства РФ;
  • нижестоящие суды ссылались на то, что Росфинмониторинг не выносил постановление о приостановлении банковских операций клиента, и поэтому они   должны   были быть возобновлены банком по истечении пяти рабочих дней. Однако операция, связанная с незачислением денежных средств на счет клиента, не подпадает под действие этой нормы, поскольку об этом прямо сказано в   п. 10 ст.7   Закона о о противодействии отмыванию доходов;
  • при этом нижестоящие суды отказались дать правовую оценку доводам банка о том, что операция являлась сомнительной (недавнее создание организации по адресу массовой регистрации, неоднократное поступление денежных средств). А между тем, от этого зависит возможность применения «антиотмывочной»   нормы   о том, что приостановление подозрительных операций не является основанием для возникновения гражданско-правовой ответственности за нарушение условий соответствующих договоров;
  • наконец, согласно   ст. 856   ГК РФ в случаях несвоевременного зачисления на счет поступивших клиенту денежных средств и невыполнения указаний клиента о перечислении средств со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке и в размере, предусмотренных   ст. 395   ГК РФ. Следовательно, на отношения между банком и его клиентом по возврату денежных сумм и выплате неустойки   п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей, определяющий последствия нарушения сроков оказания услуг, не распространяется.

С учетом всего этого, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

Источник: garant.ru

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.